То, что я представлю в данной статье, я уже писал в другой. По ряду причин опубликовать ту, раннюю, невозможно. А так как мой анализ далек от завершения (повторять путь, однажды пройденный, не позволяет симптом), то эта статья будет напоминать обрамление, стенки вокруг мысли, невысказанной до конца, т.е. пустоты. Оффтоп, это вполне укладывается в мое понимание лакановского психоанализа.

Начну с того, что в психоанализ я не собирался. Лет пять назад мне случайно попалась книжка Фрейда о снах, я страницу прочел и уснул. Поэтому его работы о теории сексуальности даже не открывал — мало ли что.

Следующая встреча с пси произошла года два назад: я посетил лекцию, которая произвела на меня впечатление. Она называлась «Психоанализ в искусстве». Мужик, который читал лекцию, умудрился за все время не сказать толком ни о первом, ни о втором. Завораживала манера, с которой он выступал: это была открытая дискуссия в тоне, который был для меня совершенно новым. Под конец я попросил его телефон, записал на бумажку. А на следующий день бумажку потерял.

Вы когда-нибудь пробовали сдержаться и не поделиться с окружающими источником вашего удовольствия? Если вы наткнетесь на меня сегодня, можете смело доставать карточку бинго-лото: не пройдет и получаса, как зачеркнете слова «психоанализ», «Лакан», «семинар». Так было не всегда.

После лекции прошло еще полгода. Чехарда в моей жизни нарастала. В какой-то момент ее стало некуда девать. К родителям? — непонятно зачем. Они всегда рады помочь, но, как всякие счастливые люди, имели предел своему терпению. Обычно этот предел выглядел как советы: встретить нормальную девушку, жениться. Они смотрели куда-то в корень. Куда-то очень далеко. Советовали завести кошку. К друзьям? — они люди разные, в большинстве своем симпатичные. С некоторыми я даже пью. Помню, как однажды я проснулся с мыслью, что нужен кто-то особый: либо и правда кошка, либо тот мужик-с-лекции.

t_lost-final-season копия

Я с удивлением вспоминаю, насколько тогда меня останавливал вопрос денег. То есть какой-то ерунды. И совсем не пугало, что я иду к человеку, который влияет на уклад жизни сильнее, чем приезд родственников из Киева. Сегодня ситуация с психоанализом кажется мне намного драматичнее. Мне кажется, то, как его путают с чем-то рыночным, с услугой, которую можно купить-продать, как товар (и путают все, по обе стороны кушетки) — похоже на ситуацию со знахарями и шаманами в медицине. В пси ситуация осложняется тем, что медицина и наука — сами по себе в психоанализе занимают позицию знахарей. Любая позиция, которая говорит: я знаю, делай как я сказал — также далека от пси, как мумия Тутанхамона в Луксоре от самого некогда жившего Тутанхамона. Короче, для меня к зубному записаться — проблема, а тут — психоаналитик.

Деньги были оговорены в конце первой сессии. Аналитик спросил: сколько хотите платить? — я назвал сумму, а потом посмотрел на него и назвал в два раза меньше. Он кивнул. Так состоялся договор. Не знаю, как бы я отнесся, если бы аналитик сам назвал сумму. Это было бы похоже на цену, а если есть цена — значит есть и товар, а в чем этот товар? Не уверен, что тогда меня устроил бы ответ, который у меня есть сейчас.

Позволю себе высказать суждения по выбору аналитика. Они таковы: даже если вы попадете к шарлатану, психотерапия состоится; для нее не нужно многое, достаточно человека на стуле возле вас. Уже сам факт выговаривания смягчает симптом, позволяет дышать. Однако психоанализ — не терапия. Его мало интересует симптом. И в этом плане выбор аналитика представляет собой целую задачу. Мне с аналитиком повезло.

Аналитик занимает своеобразное место в жизни. Это стало ясно через несколько месяцев анализа. В мире, созданном мною под меня лично, он выступает тенью, гостем, не способным двигать предметы, однако способным ознакомиться с его структурой (вспомните П. Суэйзи в фильме «Призрак»). Впечатление о процессе напоминают метафору: анализант, как барон Мюнхгаузен, сам вытаскивает себя за косичку из болота, но чтобы этот акт состоялся — он должен свою историю кому-то рассказать.

maxresdefault копия

Не скажу, что анализ — всегда положительный опыт. Иногда это непереносимо. Рассказывать неизвестному по сути человеку все, что так бережно хранится в закромах фантазий. Все эти маленькие секреты, кто как себя трогает, кто как представляет себе возбуждение — все эти такие «значимые» вещи, мы так их бережно храним. Как старые фантики. Бессознательное должно как-то прорваться через этот фантазийный запор, отпустить себя порой очень сложно. Я, кажется, до сих пор прихожу к аналитику со списком вопросов для обсуждения, и он внимательно выслушивает, ждет, когда этот список выговорится, и я начну говорить все подряд. Момента, когда анализ только и может состояться. В теории это звучит просто, на практике сказать о важном — не разжимается рот.

Родители уверены, что я — в секте. Говорю им, что переживать смысла нет, психоанализ очень распространен в Америке. И они соглашаются. По какой-то причине эта фраза их успокаивает. Хотя в Америке скорее не психоанализ. Однако! Анализ — это не теория, это практика. Можно ли ему научиться из книг или слушая лекции? Как воспринимать всерьез все эти «другой», «Большой другой», пока собственная голова не прошла анализ? Проходя анализ, я ловлю себя на мысли, что опасения родителей не кажутся мне беспочвенными.

Сложно сказать, с чем именно происходит работа в анализе. В настоящее время я склонен думать, что речь о работе с желанием. О попытке привнести в жизнь наслаждение, нечто из реального взамен воображаемых фантазий. И одновременно с этим работа с нехваткой, которая из источника страдания превращается в причину желания.

Мне трудно остановиться в собственном образовании. Не знаю, какое значение играет для меня буква Ф (это еще предстоит выяснить), однако все, чем я занимался — Физика, Финансы — привело к Психоанализу. В слове «психоанализ», как вы заметили, нет никакого намека на букву Ф. Разве что его создал Фрейд. Теперь вы видите, как это работает. И я не перестаю удивляться.

финита
Опубликовать в Google Plus